О студии

 

«Артодокс» — новое и очень интересное начинание, у которого, хочется надеяться, есть перспектива плодотворного развития.

Начинание весьма перспективное, потому что в нем есть не только многообещающее начало, но и определенная концепция, новый взгляд на церковный дизайн, которого так не хватает сегодня. Что греха таить, современная церковная продукция, включая облачения и утварь, стремится порой имитировать роскошь, но часто далека от элементарной эстетики.

Начинание, безусловно, интересное, потому что то, что уже сделано Ярославом Стародубцевым заслуживает высокой оценки. Во-первых, видно, что этим занялся человек церковный и хорошо понимающий литургические особенности разрабатываемых изделий. При этом как художник он тонко чувствует красоту именно в том изначальном смысле, о которой размышляли святые отцы как об онтологической основе бытия. Очень важно также отметить серьезность подхода к разработке облачений, их кроя, материала, дизайна, каждой отдельной детали, декоративных элементов (кресты, звезды и др.), за всем этим стоят исторические изыскания, богословское и литургическое осмысление, поиск адекватного художественного образа.

Видимо тут сказалось сочетание многолетней практики ризничего и работы иконописца. Иконы Ярослава Стародубцева также выделяются на общем фоне современного иконописания авторской манерой, стремлением сочетать строгость канона, глубокую историческую основу и ясный художественный образ. Известно, что в становлении иконописца немалую роль сыграл известный мастер архимандрит Зинон (Теодор), утверждающий возврат к основам раннехристианской эстетики и литургичности искусства.

Сегодня, несомненно, настала необходимость глубоко задуматься не только о том, чтобы восстановить порушенные храмы или поcтроить новые, но о том, чем наполняются эти храмы. Синтез храмовых искусств, о котором писал о. Павел Флоренский складывается не только из икон и росписей, но и не в последнюю очередь из таких элементов, как облачения священнослужителей, литургических сосудов и тканей и прочих элементов. Эти вещи принято называть храмовой утварью, а на самом деле это части того символического космоса, который имеет непосредственное отношение к Божественной Литургии, Таинству Евхаристии, в которой красота может служить выявлению сакрального смысла Таинства, а может ему противоречить или даже затемнять его.

Облачения, разрабатываемые и изготовляемые в «Артодоксе», мне кажется, оценят, прежде всего, сами священнослужители, потому что помимо того, что они эстетичны, они удобны и функциональны, а это чрезвычайно важно для богослужения. А когда сочетается красота и удобство, а в данном случае еще и символичность и историчность, это значит, что мы имеем дело с высоким искусством. Что ж, можно сказать, что у нас в лице Ярослава Стародубцева появился православный «от кутюр» (фр.«haute couture» — «высокая мода», «высокий стиль»).

 

Ирина Языкова, искусствовед, кандидат культурологии,
член Экспертного совета по искусству, архитектуре и реставрации
Московского Патриархата